PFC StalSite Slogan
5.01.17 в 23:27

Разговор по пятницам. Геннадий Шмурыгин. Часть вторая

Первую часть интервью можно прочитать.

- В армии начал играть за команду дивизии на первенство области – команда называлась «Гвардия» (Ромны). Как только там стал играть, то сразу попал на карандаш к команде из Сум, из которой начали переговаривать с руководством дивизии, чтобы меня отпустили к ним.

- Только на игры?
- Нет, конечно. Хотели полностью меня от армии освободить. В тоже время мы поехали в Луцк на первенство округа среди дивизий, а сборная Сумской области там никогда в призерах не была, а тут мы занимаем первое место из 12 дивизий – в финале 1:0 Луцк обыграли. Мне дали приз лучшего игрока турнира, Кубок такой симпатичный подарили. И мне майор – начальник физвоспитания дивизии, говорит: «Ну что, Гена, премию, может быть, деньгами выпишем?». Отвечаю: «Да что вы, лучше поляну хорошую накройте» (смеется). Нужно сказать, что в Ромнах были хорошие условия. Там был штаб дивизии, связисты…

- И вы связистом были?
- Нет, я чисто футболом занимался (смеется). Играли, тренировались, а поскольку я там был единственный, кто уже прошел школу команд-мастеров, то соответственно и вел тренировочный процесс, так что первые навыки тренерской работы были уже в 20 лет. И в чемпионате области мы занимали второе место. Ну и заметили меня в смоленской «Искре» - армейская команда, которая выступала в классе «Б» и я был перенаправлен туда. Очень мне много дал главный тренер «Искры» Владимир Ильич Стрешний. Он был отличным нападающим, много забивал за ЦСКА, поэтому тот опыт, который он передавал, был бесценен. Он меня любил, много внимания уделял. И уже в конце 1967 года меня сватают в московский ЦСКА. Приехал от них смотреть старший тренер Вооруженных Сил, он и тренером в ЦСКА был - Алексей Петрович Калинин. Дело было в начале второго круга в начале августа, поскольку у меня 18 августа день рожденья, а я его как раз в гипсе встречал. Так вот принимаем мы команду из подмосковной Коломны. Перед игрой обедали в офицерской столовой, и Калинин ко мне подходит и говорит: «Ты ни о чем не думай, мы тебя давно уже ведём, видели тебя в игре, сегодня отыграешь, и после матча мы тебя в ЦСКА забираем».  Я выхожу на игру, ситуация безобидная в центре поля, у них левый защитник, такой рыжий невысокого роста, я от него разворачиваюсь, на дальнюю ногу принимаю мяч (как учили, как правильно от игрока), и он мне прыгает в левую ногу и ломает (как потом оказалось) малую берцовую кость (пальцем на ноге показывает место – при автора). Ты представляешь?! Я бам-бам, идти нормально не могу, доковылял до бровки и рухнул. Врач подбежал, заморозил, я встал опять пошатался и чувствую, что играть не могу. Я показываю, чтобы меняли, а ко мне подходит майор Василий Иванович – начальник команды «Искра», говорит: «Что, раз забирают тебя в Москву, и теперь не хочешь за нас доиграть матч?». А была примерно 25-я минута первого тайма и мы уже 1:0 вели. И так мне обидно стало. Я еще раз попробовал – не получается. Одним словом - меня заменили. А после игры обида была, и я уже не пошел в командный автобус, а там были местные ребята студенты, у которых была своя команда. Я с ними после игры остался, они меня потом домой вчетвером и проводили. А на утро я уже вообще с постели встать не мог. Вызвали скорую помощь, они посмотрели, сразу мне лангет сделали, отправили в больницу, наложили гипс. И уже туда приехали ко мне Калинин и представители «Искры» - привезли конфет, мороженого. Василий Иванович извинился, пожелали мне все выздоровления. И 18 августа у меня день рождения встречаю его в гипсе, и вся команда тогда приехала поздравить – лежал я на третьем этаже в офицерской больнице. Из той команды у меня наиболее теплые отношения сложились с Васей Щепанским – мой настоящий друг, тоже из Днепродзержинска, сейчас в Нью-Йорке живет.

- Могли потом в «Искре» остаться?
- Да, оставляли меня в «Искре», говорили, что если хочу, могу там продолжить играть. Обещали дать двухкомнатную квартиру, звание, уже не знаю какое, может прапорщика. Но я не хотел этой армейской жизни. В обычных командах и доплат больше, а к тому же, ну закончишь ты в футбол играть, и с этими лычками, что у тебя есть, отправят потом служить, неизвестно куда. Да и там, в Смоленске был лейтенант из Сум, такой невысокого роста, и он всё мне говорил: «О, земляк, привет!». И я у него спрашиваю: «Товарищ лейтенант, куда меня отправят, если сейчас какой-то перевод будет?» Он отвечал: «Не переживай, вернут туда, откуда взяли, то есть, поедешь дослуживать в Ромны». И я успокоился, и готовился возвращаться. И действительно в конце 1967 года я вернулся в расположение части в Ромны, в июне у меня была демобилизация, и там меня сразу планировали забрать в «Спартак» Сумы. Тогда уже служили не три года, а два, а я попал в переходной период – на два с половиной. Первый год был в Ромнах, второй в Смоленске. Так там у меня уже невеста появилась в Ромнах – Валя, с которой вот мы уже сколько лет вместе. И я уже начинал у нее жить, хотя еще был армейский. С утра одевал форму, шел в часть, мы ведь отдельно жили: связисты отдельно, спортсмены отдельно, и у меня там, хотя койка и была, но я, понятно, и не ночевал. А на стадион мы все равно ходили не в форме, а в спортивных костюмах, поэтому бывало, и форму не одевал. И нас в городе знали, в кино ходили, никто нас не трогал – жили хорошо. С теплотой ту команду вспоминаю, хорошие были ребята, все дружные.

- Так, а с будущей супругой как познакомились?
- В Ромнах и познакомились. Ей её подруги начали говорить, мол, пойди на футбол сходи, на футболиста посмотри, за него другие плакаты рисовали (смеется). Кричали тогда еще: «Кеша – гол!». Отношение было хорошее. И она пришла, посмотрела. Я на нее тоже посмотрел, ну и стали встречаться.  Ну и приезжают ко мне представители Сум, приглашают в команду. Я говорю: «Да подождите, я хоть в Днепродзержинск съезжу, я еще маму не видел. Да и квартира мне нужна, я уже не один живу». Отвечают, что квартиру получишь в течение двух лет. А я про себя думаю, тут за два года еще неизвестно, что случится. А вдруг опять травма? И кому я буду нужен?  Но они были настойчивыми, говорят, пошли фотографироваться на документы для заявки. Тогда такие «пятиминутки» были, щелк и через 5 минут фотографии готовы. Они четыре фотографии забрали, у меня несколько осталось, и мне говорят: «Всё, мы тебя ждем». Ну и я с Валей советуюсь, что вот Сумы в течение двух лет квартиру дадут, потом уже условия обсудим, но там, конечно, доплаты были не большие, по сравнению с другими командами.

А тут ко мне подходит тренер команды из Конотопа Микадзе, говорит, мы играем полуфинал КФК в Кременчуге, поехали туда, отыграешь и 50 рублей поучишь, и я тебя потом сюда обратно верну. Ну я Вале говорю, съезжу, заработаю, хотя дело и не в деньгах было, а просто любил играть в футбол. И мы играли в Крюкове, а на трибунах тренеры из Кременчуга команды второй группы класса «А». А за Конотоп играли ребята из разных мест, и центральный защитник такой крепкий, хороший, и другие ребята, а смотрю, после игры тренеры ко мне идут, а там главным оказывается Ждан был, который был главным тренером никопольского «Трубника», когда я там играл. А там еще узнали, что я после Смоленска, как раз отслужил и играл все это время в кассе «Б» - готовый свободный игрок. И начинает Ждан меня уговаривать перейти в «Кремень». Я говорю, собираюсь жениться, и для меня главное – квартирный вопрос. И он меня убеждает, что получу в Кременчуге двухкомнатную. Вариант, конечно, неплохой. Кременчуг и от Днепродзержинска ближе, и квартира, и команда играет в классе «А». А начальником команды был известный такой специалист Иосиф Лившиц, вот он все эти вопросы и решал, и сказал администратору показать мне две квартиры на выбор: одна побольше, но без ремонта, и другая поменьше, но с ремонтом – пусть, мол, выбирает.  И меня полностью берут в команду – я отыгрываю две официальные игры со Ставрополем и Нальчиком как раз в конце июня 1968 года. И после этих двух матчей прошусь у руководства команды: отпустите в Днепродзержинск, я еще маму после армии не видел. Они отвечают: «Гена, хорошо, но только на сутки». Ну я, конечно, отвечаю, о чем речь, а про себя думаю, где сутки там и двое (смеется). Приехал, только вышел в город на площадь, где памятник Ленину был, и натыкаюсь на наших ребят. А тут и тренеров вызвали, Николай Кириллович Заворотний приехал. А как они узнали, что я демобилизовался, сразу  начали, давай, мол,  возвращайся домой. Я говорю, мне в Кременчуге уже двухкомнатную квартиру дают. Отвечают: «Ничего страшного, получишь тут трехкомнатную!». Продолжаю, так ведь, мол, я уже за них заявлен и играл! Не переживай, говорят, мы этот вопрос в Федерации уладим – ты после армии, наш, мы все вопросы порешаем. А на самом деле, мне так хотелось домой, в Днепродзержинск! А тут еще и так встретили! И действительно, все вопросы с переходом и заявкой они уладили. Спокойно вернулся, сделали мне доплату и начал я играть за «Прометей». Доигрываем сезон вместе с Васей Лябиком в нападении. И мы везде вместе и в гостиницах жили, и на поле рядом. На следующий год его Лобановский в "Днепр" забрал. 

Продолжение следует...

Пресс-служба ПФК "Сталь"

Разговор по пятницам. Геннадий Шмурыгин. Часть вторая
Разговор по пятницам. Геннадий Шмурыгин. Часть вторая400600
PFC Stal
PFC Stal150250
2017-02-21https://91.121.106.6/news/klub/razgovor-po-pyatnicam-gennadiy-shmurygin-chast-vtoraya
Оценка: 
Голосов пока нет
Комментарии