PFC StalSite Slogan
18.11.16 в 15:04

Разговор по пятницам. Вадим Деонас. Часть первая

В традиционной рубрике «Разговор по пятницам» нашим собеседником стал тренер вратарей «Стали» U-19, в прошлом голкипер днепродзержинского клуба, за плечами которого более сотни матчей в элитных дивизионах Украины, Беларуси, Казахстана и России, Вадим Деонас.

- Мне со спортом повезло сразу. В Одессе мама водила меня на всякие секции, причем начиналось всё с фигурного катания, а занимался я не у кого-нибудь, а у Галины Змиевской, воспитавшей Виктора Петренко и Оксану Баюл. В свое время, когда в СССР были выставочные туры по фигурному катанию, я подавал цветочки Ирине Родниной и Александру Зайцеву – знаменитые Олимпийские чемпионы, которые в то время были уже настоящими легендами и звездами. Потом стал заниматься плаванием. Живу возле моря, значит, обязан был научиться плавать. Ну и, в конце концов, мама работала в пионерском лагере, естественно я был с ней, и туда пришел тренер Олег Владимирович Галицкий набирать ребят в футбольную команду. Мы побегали, попрыгали, он записал наши фамилии, и, казалось бы, на этом всё закончилось. Но примерно через месяц, мне на домашний адрес пришло приглашение прийти в Отраду, и иметь при себе футболку и спортивные трусы.

- Приглашение это сохранилось?
- Нет, к сожалению, нет. И так с лета 1982 года, как раз я пошел в первый класс, стал заниматься футболом. Параллельно еще пытался заниматься большим теннисом, но потерял ракетку (смеется). Ну а в футболе, сразу стал в ворота. Хотя некоторых на вратарскую позицию тренер определяет со временем, у меня такого не было.

- А фигурное катание у вас осталось?
- Нет. Хотя до сих пор могу стать на коньки. Могу сам покататься, детей пытаюсь учить.

- Была бы в Одессе хоккейная команда, может быть и в хоккей заиграли?
- А в Одессе есть хоккейная команда. Она, правда, любительского уровня. Но этот очень дорогой вид спорта. Пытались отвести детей на хоккей, поскольку игра интересная, подвижная, развивает координацию. Но там, прежде чем детей выпустить на лед, нужно на двоих долларов 700-800 потратить на их экипировку. Так что дети пошли по моему пути, занимаясь футболом, плаванием…

- Когда поняли, что футбол станет профессией?
- Это стало понятно, уже перед выпускными классами в школе. Хотя помните такую поговорку? «Было у мамы три сына. Двое умных, а один футболист». У меня брат удачно закончил школу с одной четверкой, затем окончил Одесский Медицинский институт с красным дипломом. Он и на баяне играл, в самодеятельности участвовал. Я немного другой: подвижный, скажем так, не совсем спокойный…

- А в школе плохо учились?
- Знаете, многие, когда рассказывают про школу, говорят, что вот первые три-пять лет был отличником, а потом стал учиться хуже и хуже. У меня получилось наоборот. У меня долго было плохо, но со взрослением начинал понимать, что нужно учиться… Возможно, среда у меня такая была – родители, классный руководитель, они сумели убедить, и это всё влияет.

- А был ли выбор после школы: институт или футбол?
- Я как-то в одном из интервью говорил, что я счастливый человек. Сколько нас по Советскому Союзу таких пацанов, занимающихся футболом было? Миллионы! Мы просто хотели играть футбол. Потом кто-то попадет в спец-класс. Затем, лично меня пригасили в Киевский интернат, где я занимался у Виталия Григорьевича Хмельницкого. То есть, на этом тапе еще люди отсеиваются. И там уже понимаешь, что ты хочешь играть в футбол, что футбол приносит какие-то доходы. Но параллельно я и хотел учиться. И по окончании учебы в интернате, я поступил в Одесский педагогический университет на факультет физического воспитания. Это было в 1992 году, как раз когда выпустился из Киевского интерната и вернулся в Одессу и там меня Виталий Менделевич Фейдман, к слову, тоже мой детский тренер, взял в «Черноморец-2», который тогда тренировал. И так я попал в структуру команды.

- Сами ведь наверняка в 80-е ходили на стадион, болели за «Черноморец»? Были кумиры?
- Да, конечно, помню эти чемпионаты, игры. Что касается кумиров, то хотелось быть походим на многих. У меня, например, дома есть автограф Рината Дасаева. Я подавал мячи во время матча «Черноморец»-«Спартак». Как раз тогда одесситы выиграли 1:0, Дасаев был очень расстроен, но при этом не отказал, расписался, в отличие от Юрия Гаврилова. Хотя тоже мы стояли, просили автограф, но вот он злой прошел в автобус… Как-то так отпечаток отложился в памяти.

- Сами не отказывали в автографе?
- Стараюсь всегда расписываться. Я прекрасно понимаю болельщиков, ведь сам был таким и помню эту детскую обиду. Но я, конечно, не такой ТОПовый футболист и мне это не сложно. Хотя я понимаю, насколько тяжело тому же Ярмоленко, когда ты не можешь спокойно выйти в город, посидеть где-то с женой, везде сразу фанаты, сэлфи-шмэлфи… Это психологически очень тяжело. Возьмите того же Бекхэма. Когда он перешел в мадридский «Реал» и команда поехала в тур по Азии, то там до смешного доходило, когда все девочки бегут и только ему несут букеты. Хотя там команда какая была?! И Зидан, и Роберто Карлос, и Фигу, а все летят к Бекхэму. Очень сложно психологически в таких ситуациях. Просто невозможно выйти в бар, посидеть с семьей, друзьями, как обычный человек.

- Проще себе самому купить бар…
- Ну… а на до ли? (смеется)

- Как состоялся переход из второго состава в основу «Черноморца»?
-  В 1994 году Леонид Буряк принял «Черноморец», после того как Виктор Прокопенко уехал в Волгоград, и буквально через месяца полтора-два он меня взял в первую команду. Так что Леонида Иосифовича могу назвать своим крестным – при нем я сыграл свой первый матч в чемпионате Украины.

- Свою первую игру помните?
- Да, я вышел на замену в Кременчуге. Играли на Кубок. Было холодно, уже зима. Я вышел в конце сезона. Это была последняя игра в году. Отыграл минут 10, вроде бы нормально, не пропустил и прошли в следующий раунд.

- В том сезоне в Кубке вы чаще играли, чем в чемпионате.
- Я попал в команду, когда там первым номером был Суслов. Олег Суслов – это не имя, а имище в «Черноморце», высококлассный вратарь! Поэтому как бы я не пыжился, не старался составить конкуренцию, пробиться было крайне тяжело. Хотя опять же своими действиями я и его мотивировал. Сейчас я понимаю, что некоторые вратари играют хорошо потому, что у них за спиной сидит сильный второй голкипер, который не дет первому расслабиться, и постоянно держит себя в тонусе. Это очень важный психологический фактор. И тренеры на это должны обращать внимание. И я сам, сейчас работая тренером, уделяю этому внимание. Если один вратарь не играет, ему все равно нужно немало внимания, разговаривать, объяснять, что благодаря его работе – хорошо играет первый вратарь. И я эту работу ценю и игроку благодарен. И при любой возможности я найду момент, когда ему это сказать. Хотя, казалось бы, что он вообще не выходит на поле.  Вот я вспоминаю свою работу в «Карпатах». Было три равноценных вратаря – Саша Ильющенков, Рома Мысак и Рома Пидкивка. Потом на каком-то этапе Ильющенкову дали свободного агента и остались Мысак и Пидкивка. И основным стал Мысак, хотя скажу, что Пидкивка – очень талантливый. И я в какой-то степени сожалею, что возможно не совсем его раскрыл. Хотя, с другой стороны, мне тренеру вратарей приятно, что Мысак играет уверенно. При том, что команда борется за выживание, находясь среди аутсайдеров в Премьер-лиге, а голкипер проводит 15 матчей на ноль. Это говорит о многом. Хотя понятно, что тут важен целый комплекс. Как любая оборона начинается с атаки, и много зависит от действий защитников, но всё равно – мне как тренеру вратарей приятно и это тешит самолюбие.   

- А как на ваш взгляд лучше для команды, когда есть явный первый номер, или когда два равноценных вратаря и они играют, что называется до первой ошибки? 
- Знаете, когда вратари играют до ошибки – это создает определенную нервозность. Но тут надо находиться в самом коллективе. Надо смотреть, какой первый, как он себя ведет. Как работает второй вратарь. Как они дополняют друг друга, как они контактируют. Вот недавно, например, в «Барселоне» Браво и тер Штеген в прошлом сезоне. Браво играл в чемпионате, а тер Штеген в Лиге Чемпионов и Кубке Испании. С учетом того, что игры в Примере каждые выходные, получается что Браво играет чаще и он имеет постоянную игровую практику. И заслуга тер Штегена в том, что он играл на том же уровне. И мне не очень нравились высказывания Браво, что я в команде первый вратарь, я то, я сё… Хотя, возможно, тут есть и определенный западный менталитет, когда нужно себя ценить, когда чем больше ты уважаешь себя, тем больше тебя уважают другие. Но с другой стороны, это может спровоцировать конфликтную ситуацию в команде. Хотя бывает, что ее создают искусственно, а бывает, что и необдуманно. Поэтому нужно находиться внутри коллектива и видеть, какие именно вратари: общительные, не общительные, дополняют друг друга, не дополняют, как они влияют на весь коллектив. Это всё слагаемые одного успеха. А успех – это победа: локальная в матче, или глобальная в турнире. 

- Вам в середине 90-х так и не удалось закрепиться в «Черноморце». 
- В то время Леонид Буряк выбирал второго вратаря между мной и Сережей Долганским, и остановил свой выбор на Сергее. Но это было его видение. Да, тогда я злился, всем пытался доказать что достоин большего. А сейчас уже его понимаю. У Буряка есть гениальная фраза, я ее вспоминаю и при встрече с ним ему напоминаю, что мол, Леонид Иосифович, помните, как вы говорили: «Ребята, пройдет много лет, и кто-то из вас, не все, но кто-то из вас будет сидеть с другой стороны стола, и тогда вы многие вещи начнете воспринимать и видеть по-другому». Вот прошло много лет и только теперь понимаешь смысл этих слов.

- Тренерская работа заставляет резать по живому?
- Да, и это очень тяжело. Потому что говорить человеку в лицо правду это неотъемлемая часть тренерской работы. Тренер должен требовать с футболиста. Мы можем посидеть где-то в ресторане, поговорить, кофе выпить, посмеяться хи-хи-ха-ха, но всё равно есть определенные рамки и футболист должен соблюдать субординацию. Тренер делает всё для того, чтоб футболист стал лучше. Как бы футболист не обижался, чтобы он не говорил, будто тренер их гоняет, они много бегают, много прыгают, рано встают, поздно ложатся, много трудятся – нет, это всё делается с определенной целью. Чем больше вложишь в футболиста, тем он лучше выступит и вырастет в своем мастерстве, а значит, тем положительней будет результат на поле.

- Из «Черноморца» вы уходили в аренды в «Прикарпатье» и «Николаев»…
- Да, первая аренда была в Ивано-Франковск. Хотя, особенно, мне запомнился Николаев, где я работал с Евгением Мефодьевичем Кучеревским. Там мы вместе проработали полгода. Кстати, потом на основании этой совместной работы он меня пригласил в тульский «Арсенал». А в Николаеве главная память – победа над «Шахтером» в Донецке.

- Кстати, о том матче ходили нехорошие слухи…
- Нет, там все было чисто. Как раз после того матча убрали главного тренера «Шахтера» Валерия Рудакова. У горняков за полгода до этого случилось несчастье с Брагиным на стадионе. Мы стояли на вылет, но обыграли «Шахтер» после чего Рудакова и сняли. В Николаеве был хороший коллектив, многие затем сделали себе неплохую карьеру в других командах – Пономаренко, Бугай, Забранский.

- Евгений Мефодьевич чем запомнился?
- Простой, толковый и очень требовательный. Мог хорошо пошутить, но при этом не давал садиться себе на голову.

- Он, как бывший вратарь, профессиональные советы давал?
- Да, бывало, подсказывал, говорил о каких-то нюансах. Знаете, как «маленькое, черненькое, и у каждой девушки есть… – это изюминка!» (смеется). Вот очень важно, чтобы тренер вот эту изюминку мог тебе дать. Тогда ты можешь выйти на определенный уровень.    

- Киевский ЦСКА – это была армия или попытка что-то изменить в карьере?
- Определенно, армия там тоже была. Потому что после института нужно было как-то оставшийся год с армией закрывать и когда подошло такое предложение, я согласился. Но я считаю, что у меня этот год не пропал. Великолепный был коллектив и тренерский, и футбольный. Со всеми, с кем пришлось там работать, тот же Владимир Федорович Лозинский - старший тренер второго состава, игравшего в первой лиге, до сих пор мы общаемся, можно в любой момент созвониться. Это было прекрасное время. Опять же работа с Сергеем Юрьевичем Морозовым запомнилась.

- В случае плохой игры тренеры «сапогами» пугали?
- Да, и такое бывало. Но дело было не столько в том, что плохо или хорошо играешь, а скорее это касалось дисциплины. И были определенные моменты, какие-то косяки, из-за которых в любой момент можно было вернуться в воинскую часть.

- А где вы жили?
- На улице Щорса была спортрота, и вот там я был до присяги. А после присяги уже жил на базе команды. Там были двухразовые тренировки, и постоянно команда находилась вместе в режиме тренировки, питание, отдых.

- Косяков не было?
- Нет-нет, Слава Богу. Хотя, может быть, просто не попадался (смеется).

- Возвращение в «Черноморец» было ожидаемым? Или были иные варианты продолжения карьеры?
- Конечно, ожидаемым. Одесса- моя родина, мой любимый город, где я родился. У меня мама в третьем поколении одесситка, куча друзей, море.,.  Да, тут в Каменском есть Днепр, но море есть море. Когда ты в него заходишь – это совсем другие ощущения. И сейчас я периодически езжу домой, там семья, дети.

- Но как раз в этот период вы пережили с «Черноморцем» вылет.     
- Да, сложные ситуации там были. Но опять же, в футболе финансовое состояние команды на многие влияет. В тот момент в «Черноморце» пошли серьезные финансовые проблемы, а Леонид Буряк, как ни старался, но он не смог их решить. Хотя опять же, сейчас я понимаю, что он делал не просто много, а очень много для того, чтобы решить эти вопросы и оставить команду в высшей лиге.

- Тогда это казалось удивительным, что команда только-только была постоянным призером, выигрывала Кубок Украины и такой провал…
- Да, у команды есть имя, но его нужно постоянно подтверждать. Как и любой человек, должен постоянно совершенствоваться и развиваться, нужно ездить учиться у других. В футболе тоже самое. Не надо бояться учиться у других. Нужен постоянный прогресс. Не революция, а эволюция. Революция – это всё поломать и начинать с чистого листа. Нет, нужно совершенствоваться, но через эволюцию. И работая тренером, ты понимаешь, что из миллиона упражнений нужно выбрать именно тот набор, который будет помогать футболисту успешно развиваться. И дальше со временем ты понимаешь, что тебе нужно.

- То есть, одно и тоже упражнение может одному вратарю подходить, а другому нет?
- Да. Есть своя коррекция, когда ты видишь, что именно у игрока нужно развивать, отсюда ты и подбираешь персонально под него упражнения.     

Продолжение следует…

Пресс-служба ПФК «Сталь»

Разговор по пятницам. Вадим Деонас. Часть первая
Разговор по пятницам. Вадим Деонас. Часть первая400600
PFC Stal
PFC Stal150250
2016-11-16https://91.121.106.6/news/klub/razgovor-po-pyatnicam-vadim-deonas-chast-pervaya
Оценка: 
Голосов пока нет
Комментарии